19:20 

New Religion

stop boring me and think
вот и я. но не один! а с фиком.
(оффтоп: Кетц, наверное, лучше сразу темы проставлять, как в ГГС. удобно ))

пэйринг: Ник Кейв/Бликса Баргельд
рейтинг: R
от автора: 1987 год, съемки фильма Дэнди (1988, режиссер Peter Sempel). Бликса - гитарист в группе Ника (впрочем, это не так важно). саундтрек к фику - песня New Religion от замечательных гамбургских панков Abwärts.
и еще - , под впечатлением от которого все и писалось.

New Religion

Du bist so komisch anzusehn,
denkst Du vielleicht das find’ ich schön?
Abwärts


- Камера! – кричит Петер.
Я поднимаю телефонную трубку.
Beim nächsten Ton, ist es elf Uhr, achtunddreißig Minuten und vierzig Sekunden.
Телефон красный. С проводом. У меня когда-то был похожий. Вот только в моем доме телефон чаще всего служит мебелью, поскольку его отключают за неуплату. Даже обидно. Но ничего, когда-нибудь у меня будет новый, хороший и красивый телефон. И я смогу звонить, кому захочу.
Beim nächsten Ton, ist es elf Uhr, achtunddreißig Minuten und dreißig Sekunden.
Я равнодушно смотрю в стену перед собой и говорю в трубку. Не знаю, слышит ли меня кто-нибудь и зачем это нужно. Но Петер сказал – так надо. Я ему верю.
Beim nächsten Ton, ist es elf Uhr, achtunddreißig Minuten und zwanzig Sekunden.
Я слышу музыку. Не в трубке, конечно, а на съемочной площадке. К этой сцене музыку потом отдельно добавит звукооператор, а сейчас ее ставят просто для фона. Это Abwärts, мои старые друзья – я несколько лет назад увел у них Айнхайта, а потом и Марка Чанга. И не жалко, они все равно тогда ничего стоящего не сочиняли. Хотя, должен признать, сейчас они заметно выросли в музыкальном плане. Мне нравится.
Beim nächsten Tod, ist es…
Я кладу трубку.

Музыка становится чуть тише. Я привычным движением перехватываю сигарету пальцами левой руки, а правой беру три кубика, встряхиваю в кулаке и кидаю на стол. Говорю слова сценария, – но это почти неважно, их все равно переозвучат по-английски, потому что Петер собирается устроить мировую премьеру в Нью-Йорке, а американцы не понимают немецкого.
Слева, совсем рядом, сидит Ник Кейв. Я уже достаточно давно играю в его группе, но мы до сих пор ни разу не снимались вместе. И это – первые наши совместные кадры. Можно было бы понервничать, но я абсолютно спокоен. Волноваться не из-за чего. Я улыбаюсь Нику и затягиваюсь сигаретой. Он смотрит на меня – не в глаза, а чуть ниже, на губы, – улыбается в ответ, в свою очередь кидает кубики и отпивает немного пива из бутылки, стоящей возле него на столе. Кажется, на этот раз выиграл он.
Славно. Мы играем в людей, которые играют в игру. Ничего серьезного. Но когда Ник, не меняя выражения лица, невзначай берет меня под столом за руку, мне кажется, что он слегка переигрывает.


- Бликса, твой выход! – кричит Петер.
Черт возьми, зачем же так кричать. Все прекрасно слышно, а у меня и без его криков ноги подкашиваются. Неудивительно – этот подозрительно неравнодушный ко мне человек хочет, чтобы я лежал на полу совсем голый. Перед камерой. Так надо, снова говорит он, это привлечет зрителей. Отлично, просто отлично. Нечем больше их заинтересовать, обязательно надо меня раздеть. Черт. Ладно, Бликса, успокойся, говорю я себе. Ты же читал сценарий, ты подписал контракт, а значит, теперь должен выполнять то, что тебе говорят. То, что говорит Петер. Зачем я вообще согласился? Ради интереса, ради денег… Не знаю. В любом случае, думать уже поздно.
Я с детства не переношу все эти раздевания, хотя сейчас-то мне точно некого стесняться – на площадке только режиссер с камерой, и еще Ник стоит неподалеку. Он, похоже, тоже несколько взволнован. Стакан коньяка, выпитого мной две минуты назад, пока не подействовал, и я пытаюсь успокоить себя самовнушением. В конце концов, это только часть игры, говорю я и вешаю свою одежду на спинку стула.
Пол холодный, хоть и деревянный. Тут вообще очень холодно. Надеюсь, это не займет много времени. Подчиняясь указаниям Петера и скрестив ноги, я поджимаю колени к груди, касаюсь стены одной рукой, а вторую подношу к щеке и замечаю, что мои пальцы чуть дрожат. Лежа в этой нелепой позе на боку, я пытаюсь не смотреть в камеру, но вместо этого натыкаюсь на взгляд Ника – блестящий и почти безумный, – и меня бросает в жар. Я не могу оторваться от его глаз и невольно замечаю, как взгляд буквально ощупывает меня, скользит по моему телу, и в этом есть что-то пугающее и возбуждающее одновременно. Ник никогда не смотрел на меня так. Хотя и я никогда еще не лежал перед ним полностью обнаженным. И сейчас, когда он подходит к Петеру и что-то тихо говорит ему, я не вполне понимаю, что он хочет сделать.
Я зажмуриваюсь и пытаюсь расслабиться, но даже теперь мне не удается избавиться от ощущения, что Ник смотрит на меня. Когда я снова открываю глаза, очертания предметов вокруг слегка расплываются – может быть, это подействовал алкоголь, а может, я случайно принял не те таблетки. Петер улыбается – видимо, словам Ника, – и выключает камеру, когда я подношу ладони к лицу, чтобы протереть глаза. Руки уже почти не дрожат, хотя сознание пока не хочет проясняться.

Я слышу шаги. В следующую секунду сильные теплые пальцы обхватывают мои запястья, и я вижу Ника в полуметре от себя. Он уже без рубашки, и я непроизвольно мысленно отмечаю, что у него очень красивые плечи и грудь. Красивее даже, чем у Марка Алмонда, который был моим первым парнем. Но это же не значит…
Обняв за талию, Ник рывком переворачивает меня на спину, затем наклоняется и жадно целует в губы. Я не успеваю среагировать, только инстинктивно упираюсь ладонями в его плечи, пытаясь оттолкнуть, потому что я совсем не уверен, что хочу этого. Но Ник не спрашивает, он крепко держит меня, одной рукой заставляя выпрямить ноги, он снимает с себя брюки и ложится сверху, прижимая меня спиной к холодному полу и не позволяя шевелиться. Я растерян, я не знаю, что делать, я слишком хорошо отношусь к Нику, чтобы сопротивляться более ожесточенно и причинить ему боль, но я не готов к тому, что он сейчас делает со мной.
- Не надо, – выдыхаю я, – Ник, не делай этого, пожалуйста…
Но он снова больно впивается губами в мои губы, лихорадочно водит горячими ладонями по моим бедрам, животу, груди, и ему абсолютно все равно, нравится мне это или нет, он уже слишком возбужден. И тело отказывается повиноваться, когда он грубо раздвигает коленом мои ноги, когда он входит в меня одним резким движением и шепчет:
- Ты мой, Бликса, ты только мой…
Голос Ника изменился до неузнаваемости, в нем нет ни капли нежности или сомнения, в нем только инстинкты и безудержное желание. Я вскрикиваю от боли и царапаю ногтями пол, чтобы не ударить Ника. Он жарко и часто дышит и порывисто двигается, проникая еще глубже, заставляя меня издавать сдавленные стоны, а мое тело – мучительно напрягаться в последней безнадежной попытке защититься, но от этого только становится еще больнее. До крови закусив губу, я крепко зажмуриваюсь, запрокидываю голову и снова и снова и снова пытаюсь расслабиться, потому что Ник в любом случае сделает то, что хочет, так пусть хотя бы не будет так дьявольски больно. Горло сжимается, я задыхаюсь, ловлю ртом воздух, но его все равно не хватает, и у меня темнеет в глазах. Почти теряя сознание, я слышу, как Ник хрипло стонет от наслаждения, ощущаю, как он сжимает меня в объятиях совсем сильно, еще несколько секунд, и в полной темноте я не чувствую уже больше ничего.


На языке – сладкий вкус глазури от таблеток.
В пальцах – гладкие грани стекла.
- Keiner kommt raus aus diesem Haus, – шепчет мне Франк Цигерт своим бархатным голосом.
- Бликса! – кричит Петер прямо мне в ухо.
От неожиданности я вздрагиваю и оборачиваюсь. Стакан выскальзывает из пальцев, падает на пол и разбивается, обдавая мои босые ступни холодными янтарными брызгами.
- Твой выход, – улыбается режиссер.

2-4 апреля 2007 г.

Комментарии
2008-01-14 в 19:39 

Those men in that room are building a Turing machine!
только щас поняла: слушай, а к чему тут этот чудовищный эпиграф?
блин, перечитала, поностальгировала.

2008-01-14 в 19:58 

Blixa Ketzer
stop boring me and think
Interimsliebende
может быть, Бликса считал, что смотрится комично в голом виде на полу ) а может быть, просто автор фанател от песни и вставил то, что понравилось %)

2008-01-14 в 20:10 

Achenne
пунктуация искажает духовность
мне вот все нра, кроме
ему абсолютно все равно, нравится мне это или нет, он уже слишком возбужден. И тело отказывается повиноваться, когда он грубо раздвигает коленом мои ноги, когда он входит в меня одним резким движением и шепчет:
- Ты мой, Бликса, ты только мой…

простите, но это - из дефачковых фиков про эльфов в плавках. ну типа не то. имхо.
и еще терять сознание от наслаждения... не, оргазм эт круто, но если бы каждый раз от этого моск отключался... о_О
в общем, где-то так.
извиняюсь.

2008-01-14 в 20:12 

stop boring me and think
мм, ну вообще замысел был в том, что это не сознание отключилось, оргазма-то не было, это наоборот Бликса к реальности вернулся, к тому моменту, как коньяк пьет )

2008-01-14 в 20:16 

so gehts im Leben
да я просто вообще темами не пользуюсь

не ешьте, детки,
злые бликсовы таблетки )

немного эмовато на мой вкус, но пошло хорошо

2008-01-14 в 20:18 

stop boring me and think
Кетцер стихами заговорил )
да, таблетки зло. у меня что-то вообще везде таблетки. и эмо О_о

2008-01-14 в 20:22 

so gehts im Leben
ну вот такой вот у тебя бликса )

мож как-нить запостишь и те, что мне присылал?

2008-01-14 в 20:27 

stop boring me and think
и знаешь, это еще не предел моих соплей )) я выбираю самое ничего такое приличное ))
могу и те, без проблем )
может быть, правда, слишком много Бликсы в этом сообществе (хотя Бликсы, на мой взгляд, много не бывает), но так вот вышло, что писал я в основном только о нем. надо почитать что-нибудь про других индустриальщиков, я их только слышал, а по именам даже не знаю ( а потом написать что-нибудь.

2008-01-14 в 20:47 

so gehts im Leben
Blixa Ketzer

о лайбахах я уже запостил
сейчас вот готовлю о von Thronstahl

2008-01-14 в 20:54 

stop boring me and think
Der_Ketzer
вот этих я совсем не знаю.
в феврале доберусь до дома, скачаю всякого для ознакомления...

   

Сообщество industriel music

главная